Взятие и оборона казаками Азова

Опубликовано: 10.10.2017

видео Взятие и оборона казаками Азова

Парад XI фестиваля военно-исторических клубов "Азовское осадное сидение Донских казаков 1641 года"

Одним из  значительных событий в  царствование Михаила Фёдоровича Романова стало взятие казаками Азова, и затем  их пятилетнее сидение там, в турецкой осаде.



На юге казаки вели постоянную борьбу с Турцией, которая в устье Дона с 1471 г., владела городом Азовом, который их стараньями был превращён в сильную и хорошо укреплённую  крепость. Из Азова отряды турок, крымских татар и ногайцев регулярно совершали  грабительские опустошительные набеги на  южные земли России, уводя в плен тысячи пленных, которых затем продавали в Азове  в рабство восточным купцам. Но и казаки  не оставались в долгу,  при первом же  подходящем случае выходили  они по Дону в Азовское и Черное моря и грабили турецкие и татарские поселения по берегам, включая   и Азов с его окрестностями. «И хождаху под тот град Азов  великое Донское Войско многажды  с великою силою  - говорит « Повесть о взятии Азова» - и не можаху его взяти, и много под ним голов своих положили, елико безчисленно» .


Неудачная попытка штурма Иловайска батальонами "Донбасс" и "Азов" 10.08.2014

  Одно из таких нападений  произошло  в 1634 г., когда Азов  подвергся совместному набегу донских и запорожских казаков. Им удалось приступом взять наугольную башню, однако башенные стены обвалились и камни засыпали вход в город.


Осада Смоленска Шеиным (335 серия)

Таким образом, для южных границ  России Азов был постоянным источником военной угрозы. Обе враждующие стороны хорошо понимали значение Азова, как важного стратегического центра. Ведь тот, кто владел Азовом, господствовал на всём Дону, Нижнем Днепре и Северном Кавказе. Казакам был нужен Азов для того чтобы обезопасить себя от турецких вторжений и спокойно заниматься производительным трудом в мирных условиях.

Поэтому, чтобы осуществить свою мечту о свободной и безопасной трудовой жизни, казаки стремились утвердиться на Азове. Турки в свою очередь хорошо понимали, что утрата Азова приведёт к утрате политического влияния Турции на Северном Кавказе, поэтому они стремились истребить всех донских казаков, после чего присоединить к Турции Казань и Астрахань.

Решение о походе на Азов и его взятии было принято в январе 1637 года на казачьем войсковом кругу. Походным атаманом круг выбрал Михаила Ивановича Татаринова.

 Приняв решение о походе на Азов, казаки первым делом, чтобы пополнить свои воинские запасы, которых им требовалось очень большое количество,  отправили к Михаилу Фёдоровичу в Москву атамана Ивана Каторжного с грамотою, в которой содержалась жалоба на их тяжёлое положение: «В прошлых во многих годах была твоя государская к нам, холопам твоим, милость, жалованье денежное, и сукна и запасы всякие, а в прошлом, 1636 году твоего жалованья не было, и мы помираем голодною смертию, наги, босы и голодны, а взять, кроме твоей государской милости, негде. Многие орды на нас похваляются, хотят под наши козачьи городки войною приходить и наши нижние козачьи городки разорить, а у нас свинцу, ядер и зелья нет. Да в прошлых же годах выхаживали с Дону атаманы и козаки к государю с войсковыми отписками, а на отпуске им давали подводы с Москвы до Воронежа сполна, а с Воронежа - суда и гребцов, а ныне перед прежним подводы и суда у них убавлены, а гребцов им не дают. Да с Дону ж выезжают атаманы и козаки в города по обещанию в монастыри помолиться, кто в какой монастырь оброчник, а как обещанье исполнят (оброк с души сведут) и пойдут назад, купив для себя запасу или продав что-нибудь, то по городам целовальники берут пошлину не в силу. Милосердый государь, царь, пожалуй нас, холопей своих, своим государским жалованьем!»  Естественно о своих планах взять Азов  казаки умолчали.  Царь  исполнил просьбы казаков  и послал с запасами на Дон дворянина Степана Чирикова. После того как  их посольство увенчалось успехом казаки начали сбираться в поход.  Для осады Азова были сделаны штурмовые лестницы,  приготовлены пушки снятые с лодок и  стен городов. По Дону, по речкам, по всем казачьим юртам, атаманам и казакам верховым, войсковые грамоты, чтобы все были готовы идти под Азов.  Но дело это было добровольным и в грамотах говорилось, что если кто в поход идти не захочет, то тем в великом Донском Войске ни на кого, ни в чём суда не будет.  На этот призыв откликнулось 4, 5 тыс. самых храбрых и отчаянных казаков.

 Для успеха дела замысел похода казаки держали в тайне, но, как раз в самый их разгар приготовлений к походу  через Дон проезжал в Москву турецкий посол грек Фома Кантакузен.  Казаки не доверяли ему и подозревали в  шпионаже в пользу Турции, поэтому задержали. Тем не менее,  Кантакузен сумел предупредить  азовского пашу об опасности.  Ночью он тайком по реке он  на брёвнах несколько предупредительных писем, а для верности послал несколько человек из своей свиты в Азов, к ногайцам и крымцам. Предательство турецкого посла раскрылось уже под Азовом. Он был вызван на казачий круг и убит разгневанными казаками.

 Надо признать, что момент для похода казаки выбрали очень удачно, так как Турция в это время вела войну с Ираном, а крымская и ногайская конница воевала с молдавским князем Кантемиром. Тем не менее, предупреждение Кантакузена в Азове было получено.   Поэтому  когда 21 апреля 1637 года казачье войско подошло к Азовской крепости, его уже ждали: на высоких стенах у пушек стояли турецкие янычары с ружьями и с заранее зажженными фитилями. Фактор неожиданности казакам не удался.

Азов защищал 5,5 тысячный гарнизон, имеющий в своём распоряжении 200 пушек против 90 пушек у казаков. Казачий отряд на стругах вошёл в устье Дона и блокировал Азов с моря.   Затем казаки  решились пойти на штурм, но были отбиты. Защитники крепости встретили казаков мощным артиллерийским и ружейным огнём, лили на их головы кипяток и расплавленное олово.  В итоге штурм не удался.  Эта первая неудача обескуражила казаков - и  некоторые из них стали выражать желание отказаться от осады, тем более, что из Царьграда можно было ожидать подхода подкрепления.  Однако как раз в это время атаман Каторжный привел подкрепление 1,5 тыс. человек, а 22 мая с караваном судов из 49 стругов к ним прибыл и Степан Чириков, который привёз казакам порох, ядра, сукно и деньги, пожалованные царём. Всё это подняло у казаков боевой дух.

Казаки вели осаду по всем правилам военного искусства того времени, - окружили город рвами, соорудили насыпи, на которые установили пушки. Наконец казакам удалость провести подкоп под стену Азова, который они рыли приблизительно месяц. 18 июня 1637 г., стена была успешно взорвана. Через  образовавшийся пролом казаки ворвались в крепость. На улицах Азова началась кровопролитная рукопашная схватка, длившаяся три дня. В итоге весь турецкий гарнизон  был уничтожен. Казаки пощадили только женщин, детей и греков. Что касается потерь казаков, то они потеряли убитыми 1100 человек.  Взяв Азов казаки освободили 2000 русских невольников. находящихся в рабстве у турок.

Узнав о захвате казаками Азова, разгневанный султан Турции Мурад IV, послал Московскому царю с  послом с грамоту с жалобой на действия казаков. В ответ царское правительство, не желавшее войны с Турцией, заверило султана в своей непричастности к казачьему походу.

 В  ответной грамоте посланной султану. Михаил Фёдорович писал, что Азов взят без его ведома, что казаки воры и беглые холопы, которые царских приказов не слушаются, что защищать он их не станет и ссоры из-за них не желает, и что султан сам может их всех усмирить.

Однако со стороны Москвы это был только дипломатический ход, чтобы избежать нежелательной, очень тяжёлой и разорительной для страны войны с Турцией. На самом деле в Москве не хуже чем в Турции понимали стратегическое значение Азова и были очень рады его взятию.

 3 октября 1937 г., в Москву казачье посольство во главе с атаманом Петром Потаповым. Казаки известили царя о взятии Азова и убийстве ими турецкого посла.

Известие казаков государь воспринял неоднозначно. С одной стороны Михаил Фёдорвич был очень недоволен убийством турецкого посла, так как это могло вызвать серьёзные вплоть до войны дипломатические осложнения с Турцией,  с которой у него был заключён мир. А с другой стороны он не мог не радоваться взятию Азова, понимая все выгоды этого приобретения. 

 

Казаки просили государя принять Азов в российское подданство, но при этом просили не присылать им царского воеводы, а оставить Азов в полном казачьем распоряжении.

Выражаясь современными словами, казаки хотели создать Азовскую автономную республику под покровительством России. Такой вариант очень даже устраивал Московского самодержца,  поскольку позволял сохранить дипломатические отношения с Турцией.

Казакам  была вручена царская грамота, в которой содержался упрёк казакам за горячность, самовольство и убийство турецкого посла. В грамоте говорилось следующее: ««Вы это, атаманы и козаки, учинили не делом, что турецкого посла со всеми людьми побили самовольством: ибо того не ведется и тогда, когда государи воюют, а я с султаном состою в мире. Не дельно и то, что прислали к нам одного атамана с четырьмя молодыми казаками и атаману не дали описи, что взято вами в Азове. Пришлите новую станицу с атаманом и 15 или 20 лучшими казаками и о слухах и вестях, что умышляет крымский хан и ногайские мурзы, с ними напишите. Наблюдайте за крымцами, скажите ногаям, чтоб они, помня прежнюю присягу свою, шли б под вашу власть, а мы пожалуем вам Нашим царским жалованьем, смотря по вашей службе». При этом царь наградил казаков послав им щедрое жалование.

  Тем временем, взяв Азов казаки, не теряя времени даром, сразу начали обживаться в нём. Они  восстановили  и усилили его обороноспособность. Расставили на башнях и стенах пушки. Накопили годовой запас продовольствия. Восстановили и заново освятили  старый храм  Иоанна Предтечи. Построили новую церковь Николая Угодника. Была созданная конная стража численностью 400 человек, которая регулярно выезжала в степь на 10-20 вёрст.

Азов казаки объявили вольным христианским городом, в него сразу потянулись купцы из Керчи, Кафы, Тамани. Азов быстро превратился в крупный торговый город, в его пристанях появилось много разного товара. Опасаясь маскировавшихся под купцов лазутчиков, казаки запретили торговлю внутри города.

Однако казаки хорошо понимали, что борьба за Азов ещё далеко незакончена, и что Турция не смирится так легко с его потерей и обязательно примет меры по его возвращению. Поэтому ими своевременно была начата подготовка к будущей защите Азова. Войсковой атаман Осип Петров и его заместитель Наум Васильев,  создали мощную систему обороны. Под техническим руководством казака Ивана Арадова были подняты валы и стены,  заранее приготовлены подкопы для взрывов  и ямы ловушки.

Но Турция, втянутая в войну с Ираном ещё не была готова к борьбе за Азов.

 Единственное, что смог сделать пока в этой ситуации турецкий султан послать в январе 1638 году своего вассала крымского хана, который вместе  с крымцами привёл под Азов ногайцев и черкесов. Общая численность войска крымского хана составляла 14 000 тысяч. Но, несмотря на свою многочисленность добиться успеха они не смогли, так как действовали нерешительно, разрозненно. Их конница была совершенно бесполезна против крепостных стен Азова. Казаки легко отбивали все их атаки. Видя невозможность отбить азов силой, крымский хан попытался подкупить казаков, обещая им 40000 червонцев  за оставление города.  Но получил от казаков решительный отказ. В итоге хан был вынужден отступить. Понеся большие потери, так и не выполним поставленной перед ним задачи. И турки скрепя сердце, были вынуждены отложить решение азовского вопроса до окончания войны с Ираном.

В 1639 г., Мурад  IV взял  Багдад и заключил мир с Ираном. Это развязало ему руки для дальнейшей борьбы за Азов. Причём он не  собирался ограничиться только возвращением одного Азова, а планировал реализовать все те турецкие планы, о которых я уже писал выше. Россия начала готовится к полномасштабной войне с Турцией. Весной 1640 г., она начала собирать на юге армию, стянув туда даже полки со шведской границы.

Однако войны не случилось, так как в1640 г., умер Мурад IV. На трон вступил его полусумасшедший брат Ибрагим, и Турцией стала править его мать с визирем Мухамет-Пашой.  Визирь решил вернуть Азов  и начал подготовку к походу, которая заняла год. Войско удалось собрать только в 1641 г., командующим был назначен Гасан-паша.

Турецкая армия насчитывала 20000 янычар и столько же сипахов  Крымский и ногайский ханы, привели ещё по 40000 всадников,  кавказские князья дали 10000 бойцов. Воинские контингенты из подвластных Турции насчитывали в общей сложности еще 60000 человек, и это не считая наёмников: только немцы прислали 6000 человек.  Так же «Повесть об азовском сидении сообщает, что у турок было с собой 129 крупнокалиберных пушек стрелявших ядрами от полпуда до двух пудов и 674тпушки мелкого калибра.

  И вся эта армада 24 июня 1641 года турки обступила Азов, заняв всё пространство  от Дона до моря. Силы казаков были значительно скромнее. Их насчитывалось всего  5367 человек, да с ними ещё 800 женщин, которые активно и самоотверженно помогали своим мужьям при защите города. Общие турецкие силы превосходили по численности казачьи в 40-50 раз.

Сначала турки, чтобы устрашить казаков предприняли психическую атаку. Они били в барабаны, трубили в трубы, стреляли из мушкетов и пушек. Их полки под стенами Азова маршировали со знамёнами строем, как на параде. Одним словом османы всячески демонстрировали казаками свою силу и многочисленность. Гасан-паша не сомневался, что Азов падёт через несколько дней.

 

Но прежде чем приступить к осаде турки послали к казакам посольство с предложением сдачи города. И  янычарский голва обратился к азовцам с такой пространной  речью: «Осаждены вы теперво накрепко. Прогневали вы Мурата салтана царя турского, величество ево. Первое, -  вы у него убили на Дону чесна мужа греческаго закона, турского посла Фому … А тот посол Фома послан был от Царяграда ко царю вашему для великих царьственных дел. Да вы же у царя взяли  любимую цареву вотчину …Азов град. Напали вы на него, аки волки гладныя, и не пощадили вы в нем никакова мужеска возраста, ни стара ни мала, дондеже и владетелей, — посекли всех до единова.

Второе, - разлучили его с карабелным пристанищем. Затворили вы тем Азовом городом все море Синее: не дадите проходу по морю ни кораблем, ни катаргам царевым ни в которые поморския городы... Очистите вотчину царя  турсково Азов город в ночь сию, не мешкая. А что есть у вас в нем вашего сребра и злата, то понесите без страха из Азова вон с собою в городки свои казачьи к своим товарыщем, а на отходе ничем вас не тронем. А есть ли толко вы из Азова города сея нощи вон не выдете, не можете завтра от нас живы быти. Хто вас сможет, злодеи-убицы укрыть Или заступить от руки ево такият силныя и от великих таких страшных, непобедимых сил его царя восточново турсково? Кто постоит ему?...

Хотя бы вас, воров в Азове городе сидело 40000, ино силы с пашами под вас, прислано болши 300 000. Несть столко и волосов на главах ваших, сколько силы турецкие под Азовым городом. Видите вы и сами…

И то вам ворам, даем ведать, что от царства вашего Московскаго никакой вам помощи и человек руских. На что вы, воры глупыя, надежны? Запасу вам хлебнаго с Руси николи не пришлють.  А есть ли вы… служить похочете… государю нашему царю Ибрагиму салтану… принесите тако ему, царю, винныя свои головы разбойничи … отпустит вам государь наш турецкой царь и паши его вси ваши казачи грубости прежние и нонешние  взятье азовское. Пожалует вас, казаков, он, государь наш турецкой царь, честию великою. Обогатит вас, казаков, он, государь турецкой царь…»

 На это он получил мужественный и однозначный отказ казаков: «Видим мы всех вас и до сех мест и про вас ведаем, силы и пыхи царя турсково все знаем. И видаемъся мы с вами турками, почасту на море и за морем, и на сухом пути. Знакомы уж вы нам! Ждали мы вас гостей к себе под Азов город дни многия…

Азов город взяли мы у царя вашего турского не разбойничеством и не татиным промыслом, взяли мы Азов город впрямь в день,- а не ночью…

Да вы ж, бусурманы, нас жалеете, что с Руси не будет к нам ни запасу хлебново, ни выручки… И мы про то сами без вас, собак, ведаем, какие мы в Московском государьстве на Руси люди дорогие, а нихчему мы там не надобны… А государьство Московьское многолюдно, велико и пространно, сияет светло посреди, паче всех иных государьств и орд бусорманских, персидцких и еллинских, аки в небе солнце. А нас на Руси не почитают и за пса смердящаго. Кому об нас там потужить? Ради там все концу нашему… А запасы к нам хлебные и выручки с Руси николи не бывали Кормит нас, молодцов на поли господь бог своею милостию…

А се мы взяли Азов город своею волею, а не государьским повелением, для казачих зипунов своих и для лютых и высоких пых ваших, поганых и скаредных…

Да вы же нас зовете словом царя турского, чтобы нам  служить ему…а сулите нам от него честь великую и богатство многое. А мы, люди божий, а холопи государя царя московского, а се нарицаемся по крещению  православные крестьяне. Как служить можем ему, царю турскому  неверному, оставяш пресветлой здешней свет и будущей? Во тму итти не хощем…

А ныне нам с вами и с пашами вашими и говорить нечево, да и не с кем.

Нелзя нам миритца или веритца кретьяном з босурманы. Крестьянин побожится душею  крестьянскою и на той правде во веки стоит, а ваш брат, бусорман, побожится верою бусурманскою, а ваша вера бусорманская татарская ровна бешеной собаке, — и потому вашему брату, бусорману, собаке, и верить нельзя».

Получив от казаков отказ, османы  наследующий день приступили к штурму. 25 июня турецкая артиллерия открыла шквальный огонь по осаждённым. Затем последовал штурм. Гасан-паша бросил на приступ Азова 30 тыс. солдат. Казаки мужественно отбивались. Они расстреливали штурмовавших их осман из ружей, били из пушек, сбрасывали  лезущих янычар со стен, рубили их. Штурм был отбит. Турки отступили, потеряв 6 тысяч человек убитыми.

 После этого Гасан-паша был вынужден перейти к осаде. Вблизи города осаждавшие вырыли траншеи и разместили в них пушки. Укрытые в этих траншеях турецкие  войска были недосягаемы для казачьей артиллерии. По Азову велся непрерывный артиллерийский огонь из тяжёлых пушек, наносивший ему серьезные разрушения. Артиллерия держала город под обстрелом,  а солдаты тем временем копали рвы и оборудовали позиции. В ответ казаки предпринимали  неожиданные и успешные ночные вылазки, через подземные ходы. Во время этих вылазок казаки уничтожали врагов, захватывали оружие и порох.

Пока шла осада, к казакам в Азов, несмотря на усиленную стражу Дона сумело пройти подкрепление. Запорожские казаки пробравшись в Азов сумели доставить  и обоз с припасами.

Но и осада  у осман не ладилась. Им не хватало квалифицированных инженеров. Начальники постоянно ссорились и не могли скоординировать свои действия. Плохо был организован подвоз припасов, следствием чего у осаждавших стал недостаток продовольствия и боеприпасов. Положение ещё больше усугубилось в августе, когда начались проливные дожди, ночи стали холодными, в турецком лагере начались болезни среди солдат и рабочих. Гасан-паша обратился к султану  с просьбой отложить осаду до весны. Но согласия не получил и был вынужден продолжать осаду.

С большим трудом сумели доставить из Турции под Азов порох и ядра. После чего командующий возобновил штурмы. Осман было во много раз больше чем казаков, и пока один турецкие части штурмовали крепость, другие отдыхали и готовились для следующей атаки. Казаки же не имели возможности для сна и отдыха. Тем не менее, они мужественно и отчаянно отражали штурм за штурмом, которых турецкой стороной было п предпринято 24. Все они были отражены с большими потерями для турецкой стороны. Казаки проявляли чудеса мужества и героизма Вместе с казаками храбро дрались и их женщины. Казачки брали ружья убитых мужей и братьев отстреливались и рубились наравне с мужчинами, возводили укрепления, рыли под огнём землю, лили на осаждающих кипяток и горячую смолу, тушили пожары.

Османы ничего не могли сделать. Они обстреливали крепость и с моря и с уши из крупнокалиберных стенобитных пушек, рыли подкопы, пускали в город стрелы с письмами, в которых сулили большие деньги за сдачу Азова. Но всё было безрезультатно. Ни один изменник не пришёл к туркам.

26 сентября 1637 г., из-за проблем с поставками боеприпасов  и провизии фуража, Гусейн-паша принял решение отступить в Крым и возобновить осаду весной следующего года. Османские войска отступили, понеся большие потери в живой силе. Точное их количество неизвестно, но достоверно, что они были очень значительные. Турецкая сторона оценивала их в 70 тысяч московский  посол в Константинополе  Афанасий Буклов и толмачь Богдан  Лыков докладывали царю, что турки  и их союзники потеряли под Азовом 100 тысяч воинов, а осаждённые казаки называли 41 тысячу. А именно, 11 тысяч янычар 3 тысячи сипахов, 20 тысяч молдаван и валахов и 7 тысяч татар. Казаки тоже потеряли много своих людей. На момент снятия осады в живых из них осталось по разным данным от 1 до  3 тысяч. Османские офицеры утверждали, что никогда они ещё не испытывали такого позора.

Несмотря на одержанную победу, положение казаков в Азове было очень тяжёлым. Они понесли большие человеческие потери. Оставшиеся в живых страдали от ран и болезней. Защитные укрепления почти все были разрушены. Пороха, свинца и продовольствия уже почти не осталось. Повторной турецкой осады было не выдержать. И  казаки вновь в Москву к царю посольство, в котором просили принять государя Азов под своё покровительство и прислать воеводу. Царь послал казакам похвальную грамоту, в которой благодарил их за службу и мужество. Прислал казакам финансовую помощь в размере 5000 тысяч рублей. Деньги по тем временам очень большие. А так же отправил в Азов дворянина Желябинского и подьячего Башмакова, чтобы они осмотрели Азов, начертили его план и произвели опись находящегося в крепости имущество. Нужно это было для того чтобы потом принять окончательное решение по Азову.

Однако государь хорошо понимал, что одной финансовой помощи казакам недостаточно, и надо либо принять Азов под российское подданство и защищать, либо вернуть его Турции.

Для окончательного решения этого вопроса Михаил Фёдорович созвал Земский собор. Собор высказался за то чтобы принять Азов. Но в тоже время служилые, земские и тяглые люди объявили царю о своём тяжёлом экономическом положении, вызванном тяжёлыми повинностями и злоупотреблениями администрации на местах. Узнав об этом, царь понял, что новых финансовых тягот, которые неизбежно повлечёт за собой тяжёлая и затяжная война с Османской империей, страна не выдержит, и принял решение отказаться от Азова. Очевидно,  на решение Михаила Фёдоровича повлияли и вернувшиеся из Азова в Москву Желябинский и Башмаков, которые донесли государю, что город разбит и разрушен до основания и быстро восстановить его не получится.

Дело кончилось тем, что государь приказал казакам оставить Азов. Они так и сделали. Но покидая так мужественно защищаемый ими город, казаки предварительно вывезли с собой то, что было для них ценно: иконы, церковную утварь, уцелевшие пушки, и когда в июне 1642 г., под Азовом вновь показался турецкий флот, последний отряд казаков  взорвал остатки крепостных сооружении. Обратно Турция получила лишь развалины и руины, оставшиеся от Азова, и ей пришлось отстраивать город полностью заново.

И  хотя, казаки были вынуждены оставить Азов, их подвиг не был напрасным. Взятие азовской крепости имело большое значение. Казакам открылся свободный доступ в Азовское и Чёрное моря. Почти прекратились набеги кочевников, И казаки получили возможность  пусть и недолго заниматься, как и мечтали мирным производительным трудом. Но самое главное, находясь в Азове, казаки отвлекали на себя большие силы татар и турок, благодаря этому Россия успела быстро и беспрепятственно построить Белгородскую засечную черту. За время азовского сидения были построены входящие в её систему крепости Усерд (1637), Верхососенск (1637), Яблонов (1638), Корча (1638), Хотмыжск (1640), Вольный курган (1640) и многие другие. Таким образом, сидевшие в Азове казаки помогли России занять и освоить всю черноземную полосу.

www.musicindetails.ru Powered by © 2013
rss